Парад подводного кино - 'АКВАФИЛЬМ'
О фестивале
Идея
Организаторы
Программа
Конкурс фото & видео
Парад звезд
Партнеры
Парад подводного кино 'Аквафильм' - фестиваль мечты

Владимир Карпичев

Карпичев Владимир Григорьевич. Главный водолазный специалист Госкино СССР, руководитель Базы подводных киносъемок, Член Союза кинематографистов России, Лауреат Государственной литературной премии Республики Крым.

Профессиональный водолаз-глубоководник, встав в 1977 году у истоков создания Базы подводных киносъёмок Госкино СССР, он до 1991-го являлся её бессменным руководителем, организатором подводных киносъёмок в 72-х полнометражных художественных фильмах отечественных и зарубежных киностудий. Среди фильмов, снятых при его непосредственном участии на Базе подводных киносъемок, - «Пираты XX века», «Акванавты», «Через тернии к звездам» и др.

За сорокалетний трудовой период на морях отработал под водой 12 000 часов.

 Владимир Карпичев - человек-легенда

«...Говорят, что красота жизни определяется тем, что после нее остается» Н.В. Эльштейн.

В Санкт-Петербурге с 17 по 19 ноября 2006 года проходил Второй Парад подводного кино «Аквафильм». Организатор Парада Владимир Иннокентьевич Лютов пригласил французских коллег-создателей подводных кинофильмов для участия в демонстрации их произведений. Приехали Андрэ Лабан - друг и сподвижник Жака-Ива Кусто, Даниэль Мерсье - Президент Всемирного фестиваля подводных изображений и Кристиан Петрон - подводный кинооператор.

Французские коллеги обратили внимание, что в кинотеатре «ПИК», где проходил показ фильмов, в этот раз отсутствовал наш неутомимый создатель подводных киносъемок Владимир Григорьевич Карпичев. Им объяснили, что Владимир Григорьевич болеет. Председатель «Ассоциации водолазов России» Александр Викторович Демидов организовал нам с Владимиром Карпичевым встречу.

В квартире Владимира Григорьевича нас ждали. Он с улыбкой встретил нас, лежа в постели. В комнате был накрыт стол, супруга знаменитого водолаза - Ольга Владимировна - угощала нас кофе и чаем.

Вместе с Владимиром Лютовым мы напомнили французским гостям о деятельности Владимира Григорьевича в создании подводных фильмов на киностудии в г. Ялте. Обаятельная переводчица Олечка переводила с русского на французский. Я рассказал о многочисленных статьях и книгах Владимира Карпичева, подчеркнув его принципиальность в вопросах защиты водолазного дела в стране. Ольга Владимировна принесла подготовленную к печати рукопись новой книги Владимира Григорьевича, которую он надиктовал уже будучи тяжело больным. Что уже само по себе подвиг. Уходя, мы все пожелали Владимиру Григорьевичу быстрейшего выздоровления. Я расцеловал Володю и попросил разрешения в ближайшее время приехать и взять у него интервью для моей книги «О войне и службе, о любви и дружбе». Володя и его супруга согласились.

К сожалению, встреча не состоялась, 2 декабря мне позвонил А.В. Демидов и сообщил, что накануне в 17 часов Владимир Григорьевич Карпичев скончался.

Владимир Григорьевич Карпичев - личность легендарная. Память о нем будет жить в сердцах многих поколений.

Родился Володя 13 октября 1937 года в поселке Коноша Архангельской области, далеко от моря. В школьные годы больше всего любил книги о людях морских профессий. Летом 1954 года, после окончания школы, поехал в город Николаев, где познакомился с водолазами. Владимир упросил их спустить его под воду. Этот первый спуск под воду и решил дальнейшую судьбу. Когда через год Карпичева призвали в армию, он не раздумывая попросился в водолазы. В Балаклавском водолазном техникуме прошел полный курс подготовки по программе водолазов-глубоководников.

Владимир Григорьевич рассказал мне, что Нептун несколько раз испытывал его на прочность. Первый раз на Балтике в 1957 году. При спуске с аппаратом «ИСА-М-48» в результате разыгравшегося шторма Карпичева с силой швырнуло на грунт, и он ударился дыхательным мешком о валун. Когда друзья извлекли пострадавшего из воды, ужаснулись: голова была в синяках и ссадинах, изо рта шла кровавая пена. Вылечившись от баротравмы легких, Владимир уехал на Север.

Во время учений по подъему подводной лодки (с океанского буксира «Вайгач»), Карпичев, после выполнения задания, решил отдохнуть на понтоне. Неожиданный рывок сбросил его с понтона на глубину, возник общий обжим, кровь хлынула к вискам. Перед глазами заплясал золотисто-огненный раскаленный шар, и Володя потерял сознание. Его спасло то, что водолаз на пульте управления быстро отрегулировал подачу воздуха в соответствии с глубиной, а голова Владимира лежала на травящем клапане, что предотвратило его выбрасывание с глубины на поверхность.

В другом случае на строительстве Новороссийского глубоководного выпуска произошел взрыв. Пострадал лишь Карпичев - обгорело лицо, шея, волосы, а веки склеились. На дежурной машине доставили в больницу. Выглядел он  настолько жутко, что медсестре-практикантке стало плохо.

А при работе подо льдом на реке Карпичев чуть не погиб. Стоявший на сигнальном конце парнишка упустил его, и сильным течением Владимира отнесло от проруби. Карпичев сумел задержаться на мелководье и водолазным ножом вырезать себе отверстие во льду. Это ему удалось сделать до того, как кончился воздух в акваланге. Благодаря чему и спасся.

В 1977 году Владимир Григорьевич Карпичев возглавил отдел подводных съемок на Ялтинской киностудии. Им были проведены съемки подводных эпизодов к 72 кинокартинам. При этом ни одного несчастья под водой не случилось.

Актер А.С. Ростоцкий вспоминает, что начальник специального цеха В.Г. Карпичев каждое свое занятие по безопасности подводных погружений начинал с фразы: «Вода - среда агрессивная». Владимир Григорьевич Карпичев организовал и учебную базу и провел курсы по подготовке специалистов для подводных киносъемок. Всего было подготовлено 56 человек - уникальнейших специалистов, способных воплотить на экране творческие замыслы любой постановочной сложности.

Возможность использования в подводной съемке самой современной производственной базы и привлечения высококлассного творческого персонала, подготовленного В. Карпичевым, привлекло многих зарубежных кинопродюсеров на Ялтинскую студию. Немцы и югославы, американцы и поляки, все киностудии Советского Союза снимали именно там подводные эпизоды для своих кинокартин. Интересно, что написал о В.Г. Карпичеве мой соученик по ВММА врач-физиолог водолазного техникума Илья Иванович Оскольский. «Одни говорят, что Карпичев - первоклассный водолаз. И это правда. Другие говорят, что Карпичев гидронавт-спасатель. И это тоже верно, потому что в начале шестидесятых годов он принимал участие в спасении и подъеме многих кораблей и судов. Третьи утверждают, что Карпичев гидростроитель. Да, это соответствует действительности, потому что он один из создателей крупнейшей нефтегавани в Новороссийске. Четвертые заявляют, что Карпичев гидрогеолог и гидрогеограф. И опять нельзя ничего возразить. В семидесятых годах Владимир Григорьевич успешно осваивал эти прикладные науки во время геологогеоморфологической съемки шельфа Кавказского и Крымского побережий».

К этому необходимо добавить, что он искуснейший подводный кинооператор и писатель. Еще в Заполярье он начал собирать материал для первой своей книги «Путь в глубину» (1984 г.) Она была потом переведена на французский язык. Он является автором ряда научно-популярных книг о людях, работающих в океанских глубинах. Среди них: «Водолазы-профессионалы» (1986 г.), «Вкус воздуха» (1993 г.), «Курс к опасности» (2003 г.). Им были написаны «Правила по организации и проведению подводных киносъемок. Требования безопасности» (1988 г.), которые не потеряли значения и в наше время, кроме того, он активно сотрудничает с водолазными журналами «Спортсмен-подводник», «Октопус», «Подводный клуб», «Капитан» и «Подводное обозрение».

В.Г. Карпичев являлся членом Союза кинематографистов России и Украины, лауреатом Государственной литературной премии Республики Крым (1966 год) за книгу «Вкус воздуха», а также лауреатом литературной премии имени А.П. Чехова (2004 год) за книгу «Курс к опасности». К этому остается добавить, что В.Г. Карпичев великий труженик, классный специалист своего дела и очень скромный человек.

О таких людях не известный мне поэт написал так:

Судьба не всех
нас награждает,
А только избранным дает
Достоинств массу,
будто знает,
Что только тот
с лихвой вернет
Другим своей души богатства,
Кто дружбы верность,
чувство братства
По жизни бережно несет.
В ком скромность
с благородством рядом
И чести занимать не надо -
Она с рожденья в нем живет.
Кто к людям добр
и щедр душою,
Трудиться смолоду привык,
Своим трудом всего достиг.
Но в ком поистине гордыни
Как прежде не было - нет ныне.
Таких людей, увы, немного,
Но, к счастью, все же они есть.
Нам повезло. Одной дорогой
Идти с ним выпала нам честь.

Таким человеком-легендой при жизни был Владимир Григорьевич Карпичев. Таким он навсегда будет в памяти покорителей морских глубин.

Автор: Полковник медицинской службы в отставке В. ТЮРИН, врач-физиолог,
"Морская газета", 2007



Таких и берут в «Акванавты» 

Владимир КАРПИЧЕВ, водолаз-глубоководник, член Союза кинематографистов, руководитель Базы подводных киносъемок Госкино СССР:

«Акванавты» — первый художественный кинофильм, снятый на Базе подводных киносъемок Госкино СССР в Крыму, в котором организации съемок подводных сюжетов была отведена ведущая роль.


 
«Штабная» подготовка

События в фильме в основном развиваются в водах океана. Поэтому потребовалось создать многоцелевой технический комплекс для подводной киносъемки. Начались инженерные поиски и изготовление подводных носителей, отсека, боксов, подводной декорации, механических рыб. Студия приобрела и оснастила оборудованием специальное судно. Водолазный пост превратился в своеобразный штаб и учебный центр. Здесь 38 работников студии прослушали 140-часовой курс по водолазному делу с учетом специфики подводных киносъемок.

Районом съемок на подводной натуре был выбран Тарханкутский полуостров. В прибрежных водах бухты Малый Атлеш удобно было строить сложный комплекс подводных декораций.

Фантастические декорации

Установке подводной декорации предшествовали месяцы напряженной работы: расчеты остойчивости конструкции, промеры глубин моря, пробные съемки, подбор и испытание материалов, монтаж.

Вот как устанавливали декорации станции «Дейтерий–1010». Двадцатитонную металлическую пирамиду высотой 5 и диаметром 15 метров с тремя рабочими отсеками опустили на восьмиметровую глубину. Под водой ее сориентировали по сторонам света, и металлические «ноги» с точностью до дециметра установили на площадке. Затем смонтировали осветительные приборы. На декорацию и вблизи нее установили светильники, так что общая мощность освещения составила 10 киловатт. Впоследствии штормы не раз заносили опоры песком, вымывали под конструкцией воронки и траншеи, но она прочно стояла до последнего дня съемок.

На подводную съемочную площадку был спущен самолет — самый настоящий. Он свое уже отлетал, а теперь пригодился для кино. Мы переместили его под свод тоннеля так, чтобы можно было снимать глубоководные сцены в любое время. В съемках участвовало также судно-носитель «Гидронавт» с глубоководным аппаратом на борту.

Но как создать иллюзию вечной ночи вокруг подводной декорации, как избавиться от солнечных бликов на белых стенах отсеков? Выход найден — устанавливаем над декорацией тент из плотной ткани. Система поплавков, якорей и оттяжек удерживает его в нужном месте. Осветительные приборы усиливают иллюзию вечной ночи океанических глубин.

Для передвижения акванавтов использовались изготовленные в студии подводные носители-скутеры, что-то вроде буксируемых подводных планеров. Скутер сделан из водостойких нержавеющих материалов и оснащен дублирующей системой жизнеобеспечения пилота-подводника. Надежная конструкция и хорошая маневренность позволяют использовать его не только как объект съемки, но и при выполнении подводных работ.

Сконструированного в студии бутафорского ската манту размерами три на пять метров приводил в движение электродвигатель мощностью два киловатта. Механические плавники довольно точно имитировали движение плавников настоящей манты.

Жаркое лето Тарханкута

Большая экспедиция по кинокартине «Акванавты» беспокойным табором выехала с территории Ялтинской киностудии в район Тарханкутского полуострова. Все подготовлено, люди прошли обучение и тренировки, съемочная, осветительная и водолазная техника проверена, испытана, отрегулирована. А предстартового волнения все же избежать не смог.

Фильм сложный, фантастический. По сценарию в нем работают подводники-супермены без дыхательных аппаратов, люди будущего. Более трети фильма снимается под водой. Нам предстоит иногда работать под водой большими группами — до 20 человек.

На роль дублера главного героя приглашен ведущий спортсмен сборной страны, обладающий всеми титулами спортсмена-подводника европейского и мирового ранга. В «Акванавтах» многое в нашем кинематографе создавалось впервые, а опыт каскадерских подводных работ фактически отсутствовал.

Наш приглашенный чемпион — красивый, высокий, светловолосый парень — во время съемок не смог справиться с поставленной перед ним задачей. Три дня безуспешных попыток при хорошем море вызвали волнения в съемочной группе. На четвертый день парень, оставив записку, ранним утром, когда еще лагерь спал, уехал домой в Москву. В записке он указал, что не представлял всей сложности поставленной перед ним задачи, убедился в этом только во время съемок, понял, что дал согласие на непосильную для себя работу, и извинялся перед группой.

Мы были в растерянности. Все понимали, что без подводных кадров фильм не состоится. Но главное, пожалуй, было в другом: мы надеялись на «Акванавтов» как на этапную кинокартину в развитии зарождающегося российского подводного кинематографа.

Новая профессия: каскадер-подводник

День прошел вяло. Вечером ведущий состав группы собрался в штабном домике. Решили, что начнем снимать с самого сложного — с проплывов на подводном планере и скутере. Водолазные носители были уже мной испытаны, мне же предстояло на них и работать. Обсудили план съемок следующего дня и собрались расходиться, когда неожиданно для всех режиссер-постановщик фильма Игорь Вознесенский обратился ко мне:

Владимир Григорьевич, ты профессионал-подводник, выступал на соревнованиях по комплексному подводному плаванию, спортивная закваска, чувствуется, на уровне, и сейчас сложные технические проплывы с аппаратами и носителями все равно придется тебе проводить и выполнять, давай, попробуем сработать во всем комплексе подводных каскадерских работ. Смотришь, может, и создадим новую профессию — каскадер-подводник.

Высказался и смотрит на меня с улыбкой. Все загалдели, поддерживая Игоря. Я молчал. Не ожидал подобного предложения, не думал заниматься подводными трюками и не был готов к ответу. Своих основных забот организатора подводных киносъемок было выше головы, а тут еще это предложение, которое я посчитал несерьезным. Не сказав ни слова, я вышел из домика, ушел в ночную поющую цикадами степь. Горьковато пахло полынью, покойно думалось под черным звездным небом. Теплом дышала утомленная от дневного светила земля, отдыхала.

Я ходил и думал. В сущности, Игорь был прав. Каскадером-подводником может быть только классный профессионал-подводник, владеющий навыками спорт- смена-подводника, с развитым чувством контакта со съемочной камерой и оператором, обладающий знаниями поставленных перед кинематографом задач. Нет этой копилки — каскадером-подводником не станешь, мелкие задачи выполнишь, а по большому счету не сработаешь. Ко всему этому каскадер должен быть художником в душе.

В лагерь я вернулся под утро с твердым решением, что справлюсь с работой. Возникали допол-нительные сложности. Совмещать работу каскадера-подводника и руководителя-подводника очень тяжело, но удобно в смысле безопасности для подводников. Я как объект съемки нахожусь всегда в центре подводных работ рядом с подводниками, они все в поле моего зрения. Физически устаешь сильнее, часто приходится работать на задержке дыхания, но психологически спокойнее, так как могу вовремя прийти на помощь попавшему в аварийную ситуацию подводнику.

Я дал согласие, и мы выехали на съемку в бухту Чуча в район Малого Атлеша.

Внимание! Мотор!

Как каскадеру мне приходилось работать на задержке дыхания без дыхательного аппарата. Это отнимало много энергии.

К вечеру порой уставал до красных кругов перед глазами. Но все-таки хорошего было больше. Какое, например, огромное удовольствие получаешь, летя на подводном скутере!

…Вечером, как обычно, сидим вдвоем с Георгием Зелениным, обсуждаем предстоящие съемки, делаем детальную раскадровку. Завтра во второй половине дня думаем заснять акванавта на подводном скутере у подводного маяка.

Маяк стоит в сквозном гроте, — говорит Георгий. — Под цветным колпаком маяка, изготовленным из органического стекла, установим пятикиловаттную лампу. Свет будет достаточно ярким, так что ориентир будет хорошо просматриваться со скутера. У тебя, Володя, сложная задача. Нужно проплыть на скутере по узкому гроту. Движение акванавта должно быть видимым на фоне горящего маяка. Придется плыть с большой скоростью и на удобном для съемки расстоянии от маяка.

 Георгию понравились проходы, и он увлекся дублями. На шестом дубле я врезался в скалу и разбил лицо.

Дубль получился что надо! — с восхищением произнес Зеленин. — Но вот камера опять «засалатила»…

Веха кинематографа

«Акванавты» — особая страница в нашей работе, она, действительно, стала этапной по причине не только большого объема полезного метража, снятого под водой.

Мы убедились в своем умении, в наших возможностях перестали сомневаться даже скептики. Если водолазные работы проводятся в снаряжении с обязательным присутствием специальных средств обеспечения, то каскадерско-подводные работы изменяют границы водолазных понятий. Что в водолазных работах считается аварийной ситуацией, то в работе каскадера — нормой. Нередко искусственно создается сложная аварийная обстановка, посредством которой экран знакомит зрителя с экстремальной средой и людьми, преодолевающими трудности.

На съемках «Акванавтов» приходилось действовать в скоростных проплывах на задержке дыхания без дыхательных аппаратов, нырять на глубину опять же на задержке дыхания, проводить там работу без акваланга, обыгрывать схватки под водой, быть штурманом подводных скутеров и планеров, работать с подводными механическими животными, например, с мантой, плавать в закрытых подводных гротах, где выбрасывание на поверхность не дарит глотка воздуха. Наибольшую сложность представляли кадры, требующие согласованной работы оператора, актеров и нескольких конструкций, например, манты и скутера...

И пусть не все получилось так, как мы хотели, но тогда «Акванавты» убедили всех, что в советском кинематографе есть подразделение, которому под силу подводные съемки сложных художественных фильмов.

К сожалению, База подводных киносъемок, где с 1978 по 1991 годы снимались подводные кадры 72 полнометражных картин, была смыта в одночасье «штормом перестройки».




За кадром «Пиратов ХХ века»

«Пираты ХХ века» и «Акванавты» - первые фильмы, снимавшиеся на базе подводных съемок Госкино СССР в Ялте.


Владимир КАРПИЧЕВ, водолаз-глубоководник, член Союза кинематографистов, руководитель Базы подводных киносъемок Госкино СССР:


Стыковка солнечным зайчиком

- Для съемок «Пиратов» декорацию затопили в глубоководном бассейне гостиницы «Ялта» на глубине пять метров (кстати, в этом же самом бассейне снималась имитация космической невесомости в фильме «Через тернии к звездам»).
Перед работой я встретился с Николаем Еременко, исполнителем главной роли, обговорил все варианты. Он неплохо плавает и ныряет. Николай сам прошел путь по затопленным декорациям на длительной задержке и все выполнил в спокойном режиме.
Многие, когда смотрели фильм, сидели, затаив дыхание – сколько же Еременко там плывет? А мы специально с Рыбиным, главным оператором фильма, сделали несколько дублей с солнечным зайчиком. Сняли солнечный зайчик специально для того, чтобы состыковать длинный проплыв. На деле актер плыл, отдыхал, дальше плыл. Но вместо кадров, где Еременко выныривал на поверхность, мы вмонтировали солнечный зайчик.
Вот и получилось, что он плыл долго-долго. Даже операторы на просмотре не сразу сообразили что к чему…

Кино, да и только!

Дело было на Черном море, на Тарханкуте. Для съемок «Пиратов» к нам пришло «пиратское» судно (помните, которое Еременко в финальной части фильма выбрасывает на скалу, дав задний ход?).
Так вот, спустя недолгое время, нас вдруг со всех сторон «обложили» местные пограничники во главе с начальником заставы, группа захвата – что, мол, за неизвестное судно появилось?
Плюс ко всему выяснилось, что по дороге наши «пираты» умудрились бутафорскую мину потерять! Плавает себе рогатая, а по всему Черноморскому флоту бьют тревогу – в таком-то районе всплыла мина!
Мы-то, узнав, что потеряли реквизит, дали знать об этом по гражданским каналам, но нас уже опередили бдительные рыбаки: заметили «мину» и сообщили куда следует. Слава Богу, все уладилось.

«Валенок»

Снимали под водой установку мин. Сделали специальный штатив с лебедочкой на якоре, выбрали удачное место на Тарханкуте с хорошими скалами, подходящей флорой и фауной. Я был в регенеративном снаряжении. А трудность заключалась в том, что во время съемок нужно было выглядеть «валенком», ведь по сценарию с минами работал матрос, у которого возникли проблемы с плавучестью. Мне быть «непрофессионалом» оказалось, ох, как сложно!
Но посмотрел на экране – нормально получилось.

 

Через тернии к звездам

Фильм «Через тернии к звездам», самые сложные кадры которого были сняты на Базе подводных киносъемок в Крыму, получил Государственную премию СССР, а также специальный приз на международном кинофестивале в Италии за спецэффекты – имитацию невесомости под водой и создание на экране образа движущейся биомассы.

Владимир КАРПИЧЕВ, водолаз-глубоководник, член Союза кинематографистов, руководитель Базы подводных киносъемок Госкино СССР:


Мы были первыми. Невесомость под водой в то время не снимали даже в Голливуде. Никто просто не додумался.


Есть идея!

Однажды в феврале 1980 года мы гуляли по набережной Ялты с оператором Александром Рыбиным (до этого мы снимали с ним фильм «Пираты ХХ века»), режиссером Ричардом Викторовым («Отроки во Вселенной» - его фильм) и художником-постановщиком Константином Загорским. Я мимоходом обронил: «А давайте попробуем снять невесомость под водой…»
(Был до этого у нас с инженером подводных декораций Валерием Павлотосом разговором на эту же тему. Валерий уже снимал невесомость, но наверху: делались всякие возможные приспособления – на ремнях, штангах, поворотный механизм был приспособлен через бандаж…)
Ричард Викторов сначала испугался моей идеи, но во время творческого обсуждения киносценария меня активно поддержали Рыбин, Загорский и сценарист Игорь Можейко (более известный под псевдонимом Кир Булычев). И режиссера убедили. Когда приступили к съемке, была построена огромная декорация космического корабля в бассейне гостиницы «Ялта» (там мы снимали «Пираты ХХ века»).

Невесомость под водой

...Мы ушли под воду, а там кругом – воздух. А формат широкий… Маленький пузырек отрывается от снаряжения, и на широком экране всплывает огромный пузырь – понятно, где съемки сделаны. Я попросил: «Дайте мне пару дней подумать, как все это убрать». Решили в верхней части декорации сделать отверстия для выхода воздуха. Валерия Фатеева, заместителя директора киностудии, я взял в ассистенты. Он и обрабатывал мое снаряжение – полностью выдавливал все пузырьки воздуха. Сначала я погружался один, а в некоторых кадрах мы снимались вместе с Володей Любимовым. Он служил водолазом в спецназе. Очень хорошо сработал на задержке дыхания. К сожалению, впоследствии из-за состояния здоровья Володя вынужден был уйти из водолазного дела, хотя и остался работать на киностудии. В съемках невесомости Володя дублировал одного из космонавтов.
Я отверг регенеративное снаряжение, которое выделяет пузырьки через клапан, и решил работать по старой методике, как на «Акванавтах» - на задержке дыхания. А в финале съемок мы с Рыбиным решили сделать удлиненный дубль. Требовалась активная работа в течение трех минут на задержке дыхания. Надо было именно не сидеть, а работать на задержке дыхания (хотя до этого у меня была баротравма легких). Ну, думаю, справлюсь. Два дня не принимал пищу, занимался по системе йоги дыхательной гимнастикой и только после этого приступили к работам.
Когда я уходил под воду, то Юре Зеленину (он снимал фильм о фильме) сказал: «Ты под воду не пойдешь». А у самого внутри кошки скреблись. Никак не мог понять, что за чувство такое неприятное, дискомфорт полнейший. Предчувствие опасности какой-то. Поэтому снова всех проинструктировал, чтобы внимательны были, особенно, чтобы за оператором следили. В тот раз я был зафиксирован под водой на капроновых подвесках, и без помощи ассистента на поверхность выйти не мог. На мне был настоящий космический шлем.
И вдруг в финале, когда мы уже отработали эти три минуты, в кадр под воду врывается с камерой Юра Зеленин. Самовольно (не выдержала натура художника!) и перекрывает камеру оператору. Мало того – он перекрыл страхующего, который должен был дать сигнал, чтобы ко мне подошли. Я ему сигналы даю, что отдаю концы. А он продолжает снимать. Думаю: «Что ж ты, парень, смерть-то мою снимаешь!»
Секунды бегут. Чувствую, что если буду дальше напрягать волю, то автоматически перекроется спазм гортани, а там – потеря сознания и «белое утопление». При «белом утоплении» даже врач не всегда может оказать профессиональную медицинскую помощь, тем более если понадобится вскрытие гортани для доступа воздуха. К тому же на Базе подводных киносъемок еще не было врача, а на поверхности в группе дежурила молоденькая медсестра. Все это молнией промелькнуло у меня в голове. И я принял решение идти на «синее утопление». Расслабил мышцы гортани и стал пить. А на обеспечении считали-считали и со счета сбились. Чувствуют, что-то не то. И ворвались в бассейн. Конечно, «с мясом» вырвались все эти лески. Меня  - наверх. У Рыбина маска слетела, Зеленина подмяли.
Наверху я быстро пришел в себя. Не нужно меня было откачивать, воду сам выпустил. Только когда подняли на поверхность и разделся, почувствовал полнейшую слабость и лютый холод, хотя температура воздуха была около 30 градусов. Поскольку снимали в бассейне гостиницы, то ее холл был в нашем распоряжении. И здесь вот что случилось. Я устроился на скамейке и попросил ребят носить мне теплую воду. Тогда женщины из киногруппы выстроились цепочкой и передавали из душа горячую воду, чтобы заливать мне в гидрокомбинезон для восстановления теплового режима тела. Удивительно, что при большом скоплении людей в таком огромном помещении с хорошей акустикой, где слышен даже шепот, стояла абсолютная тишина. И тогда я по-настоящему прочувствовал, что такое сопереживание настоящих друзей. Около часа находился я в таком состоянии, но постепенно тепло пришло к организму. Выпил пару чашек крепкого чая и продолжил киносъемку.

Космическая пыль

Недостаток съемки в бассейне – взмутненная вода. Потому что из труб, наполняющих бассейн, шла ржавчина. Я стал настаивать, чтобы воду спустили и снова залили чистую. Викторов говорит, что его устраивает и такая вода. Так как на космическом корабле по сценарию фильма была авария, то может летать космическая пыль. Я ему говорю: «Слушай, какая еще космическая пыль на экране? Она не нужна зрителю. Зрителю нужно хорошее изображение». Но нам с Рыбиным не удалось режиссера разубедить. И, конечно, на экране эта взвесь чувствуется. Однако все выглядело убедительно.
На международном кинофестивале в Италии фильм получил специальную премию за съемки невесомости под водой, за подводные киносъемки и за съемки живой биомассы, которая в конце фильма поглощает все и вся.

Биомасса ужасов

Нужно было придумать, как создать нечто аморфное и страшное, пожирающее все живое. Говорю бутафорам: «Сшейте нам ужасные костюмы из толстого поролона». Мы эти костюмы надели поверх водолазного снаряжения. Потом пригнали пожарные машины и нас полили пеной. Мы в этой биомассе выглядели чудовищами. (В биомассе мы работали с Володей Фатеевым.) Масса ожила и стала двигаться. Нас не было видно, потому что воздух из баллонов выходил в воздух. А когда пену пустили – мы превратились в огромный ком. Поролон взял на себя всю эту пену. Благодаря нашим движениям вся биомасса ожила и, угрожающе шевелясь, мрачно наступала. Очень убедительно вышло.

Утопление по сценарию

В одном из подводных эпизодов снималась Елена Метелкина. Она не актриса, но очень приятная высокая девушка – рост у нее где-то под метр восемьдесят. А глубина, где снимали, всего 6 метров. Я прикинул, что маловато. Девушка по сценарию падает в воду и тонет, а плавать Метелкина фактически не умела. Мы ее убедили, тренировку провели, и она полностью доверилась нам. Провели падение на глубину 8 метров. Как бы утопление. Помните, ее потом поднимают на руках на поверхность? Очень удачно прошли дубли, хорошо сыграла, спокойно, без нервотрепок. Вела себя под водой без паники.
Так что утопления у нас были разные…





Б И О Г Р А Ф И Я

Карпичев Владимир Григорьевич

Главный водолазный специалист Госкино СССР, руководитель Базы подводных киносъемок Член Союза кинематографистов России Лауреат Государственной литературной премии Республики Крым. В 1956-1957 гг. прошел полный курс подготовки по программе водолаза-глубоководника в Балаклавской школе водолазов, после чего был направлен на Северный флот для водолазного обеспечения первых атомных подводных лодок. В 1960 г. в качестве спасателя и водолаза-глубоководника приступил к работе во вновь создаваемой аварийно-спасательной службе Мурманского Арктического пароходства. Работал сначала водолазом, а затем – начальником аварийно-спасательной партии (в западном районе проводки судов северного морского пути от Мурманска до мыса Челюскина). С 1964 г. строил гидротехнические сооружения, в том числе нефтегавань «Шесхарис» под Новороссийском, занимался судоподъёмом и подводно-техническими работами (строительство глубоководных выпусков на Кавказе и в Крыму), проводил геологоморфологическую съёмку шельфов Кавказского и Крымского побережий. В 1977 г., встав у истоков создания Базы подводных киносъёмок Госкино СССР, до 1991 года являлся её бессменным руководителем, организатором подводных киносъёмок в 72-х полнометражных художественных фильмах отечественных и зарубежных киностудий. Среди фильмов, снятых при его непосредственном участии на Базе подводных киносъемок, - «Пираты XX века», «Акванавты», «Через тернии к звездам» и др. Прошел путь от водолаза-глубоководника до главного водолазного специалиста. За сорокалетний трудовой период на морях отработал под водой 12 000 часов. Автор нескольких научно-популярных книг о людях, работающих в океанских глубинах, среди них – «Путь в глубину» (издательство «Мысль») , «Вкус воздуха» (издательство «Просвещение»), «Курс к опасности» (издательство «Экономика»). Имеет многочисленные публикации в журналах «Спортсмен-подводник», «Октопус», «Подводное обозрение», «Подводный клуб».

"Аквафильм-2005", пресс-конференция в ИТАР-ТАСС

Изготовление сайта Инфо-Марк