Парад подводного кино - 'АКВАФИЛЬМ'
О фестивале
Идея
Организаторы
Программа
Конкурс фото & видео
Парад звезд
Партнеры
Парад подводного кино 'Аквафильм' - фестиваль мечты

Андрэ Лабан

Андрэ Лабан - легенда синего цвета

- Андрэ, как вы попали в команду Кусто?

- В 1947 году я впервые посмотрел фильм Кусто о подводном мире. Впечатление было настолько сильным, что превратилось в мечту. И однажды в порту Марселя я увидел "Калипсо". Пошел на судно и спросил, нет ли у них какой-нибудь работы. Им требовался инженер-электрик, а я – инженер-химик, но Кусто все же дал мне на 8 дней испытательный срок и потом сказал, что подхожу.

- И сразу, как только были приняты на "Калипсо", стали погружаться с аквалангом?

- Нет, это случилось в 1952 году, когда команда Кусто снимала фильм на 16-миллиметровую пленку о затопленном греческом античном корабле, лежавшем на глубине 40 метров. До этого я немного занимался подводной охотой, но с аквалангом в море никогда не погружался.

Дело было ночью. Давсо, оператор из команды Кусто, сказал мне: "Если хочешь нырнуть, давай!". Я взял баллон, который валялся на палубе практически пустой, потому что с ним уже ходили под воду, и нырнул к съемочной группе, ориентируясь на исходящий из-под воды свет - Кусто подсветил лампами рэк. Опустился на глубину 20 метров  - прямо в поднимавшиеся пузыри. Среди пузырьков залюбовался голубым светом от ламп. Это было настолько красиво, что почувствовал себя счастливым! Но воздух в акваланге заканчивался, и мне пришлось всплывать...

- Бывали у вас нештатные ситуации?

- Меня никто не учил плавать с аквалангом. Однажды я чинил бокс фотоаппарата для подводной съемки. Тогда электроники еще не было, вспышка была старая, магниевая. Большой барабан с 12-ю лампами стоял на фотоаппарате - это позволяло делать 12 фотографий.

Кусто сказал: "Вы починили этот фотоаппарат, теперь можете испытать его на греческом судне на глубине 40 метров".

Я погрузился. Полагал, что античное судно хорошо сохранилось, а, оказавшись на глубине 40 метров, увидел только амфоры и горшки. Подумал, что ошибся, и стал погружаться дальше в поисках корабля. Сверху, на "Калипсо", заметили, что пузыри, идущие от моего акваланга, удаляются в сторону открытого моря, и дали сигнал к немедленному всплытию.

Для этого стреляли из винтовки холостым патроном, чтобы в воде произошел хлопок. Они-то выстрелили, да я не слышал. И даже если бы услышал, то все равно не понял бы, потому что никогда не нырял и не знал об этом сигнале. Скорее всего, мой спуск продолжался до глубины 65 метров. Я находился в состоянии азотного наркоза и потому, конечно, не сделал ни одной фотографии. Благо, что под азотным наркозом ничего не чувствуешь. Ощущения притупились, страха не было... Я не контролировал себя. В этом, кстати, и опасность глубоководных погружений. Когда, наконец, всплыл, Кусто сказал, что мне нужно немедленно вернуться под воду для декомпрессии...

- Расскажите о самых сложных подводных фотосъемках...

- В 1967 году мы "охотились" за китами. Подойти к любому киту на судне не составляло труда, но снять кита на пленку долго не удавалось. Все попытки заканчивались ничем. Мчишься за китом, прыгаешь в воду, ждешь секунду-другую, пока успокоится вода после прыжка, сориентируешься, нажмешь на спуск, а когда просмотришь готовую пленку - в лучшем случае увидишь хвост. Да и хвост можно было отснять только при очень большом терпении. После множества попыток, пришел опыт. И, осмелев, я однажды подплыл к кашалоту так близко, что увидел смотревший на меня огромный глаз с расстояния в один метр! Даже показалось, что кит сам оробел от моей наглости.

- Вы использовали какие-нибудь хитрости при работе с китами?

- К некоторым китам приблизиться довольно легко, они не уходят, к другим - довольно трудно. Мы пускали в тело кита миниатюрное копье с длинной -  до одного километра - капроновой ниткой. Нитка заканчивалась метрового диаметра воздушным шаром, наполненным гелием. Когда кит нырял, то, конечно, этот шар опускался под воду, когда кит поднимался - шар был виден. У шара на ниточке были приделаны металлические ленточки, чтобы локатор судна мог обнаружить их отражение ночью. Так мы следили за передвижением кита, и бывали случаи, когда даже на следующий день все еще могли зафиксировать его местонахождение. Зная, где кит, мы на надувных маленьких лодках подходили как можно ближе. И, когда он появлялся, были готовы к фото- и видеосъемке.

- А когда пришла идея писать картины под водой?

- Она очень долго крутилась в голове. Я немного практиковался на суше - акварелью, гуашью, маслом…

А в 1965 году участвовал в третьем эксперименте "Преконтинет-3": находился в подводном доме на 100-метровой глубине в течение трех недель, руководил группой из пяти человек. Подводный дом был сферическим, шесть метров в диаметре, на него давило 11 атмосфер. На декомпрессию ушло четыре дня: два в начале и два после. Под воздействием гелия, которым мы дышали, изменился голос - стал точь-в-точь, как у Дональда Дака. Но все равно - это было не забываемое, захватывающее приключение! Именно тогда, в подводном доме, я увидел через иллюминатор тот чудесный голубой свет, который подтолкнул к написанию картин. Это было в последний день эксперимента, когда мои коллеги уже поднялись на поверхность. Тогда подумал, что, лишь находясь под водой, можно точно выразить цвета подводного мира. Мне захотелось воспроизвести этот свет, эти ощущения. После эксперимента, написал картину, храню ее до сих пор. Потом стал писать картины уже под водой. И буду продолжать это делать всю жизнь...

- Дописываете ли вы работы, поднимаясь на поверхность? 

 - Да, я добавляю какие-то небольшие штрихи, ретуширую, поскольку время, которое можно находиться под водой с аквалангом, очень короткое.

- В 1996 году был снят игровой подводный фильм «Ирис и Онирис», где вы играете под водой на контрабасе. По этому поводу два вопроса: было ли сложно сниматься на задержке дыхания и какую музыку вы предпочитаете?

- Что касается музыки, то я не очень люблю современную, особенно, когда она звучит громко. Люблю музыку в стиле барокко. Люблю Чайковского, Дебюсси, Шуберта.

Трудно ли было сниматься? И да, и нет. Нельзя сказать, что это было легко, но самое сложное в фильме – создать идею, а потом выполнить ее в полном объеме. Когда мы изготовили оборудование и декорации, я объединил маленькую группу из друзей и знакомых, и тогда все прошло очень легко.

Кстати, на этих съемках впервые за 40 лет я плавал без маски. И мне было приятно находиться в воде не дыша - совершенно не чувствовал себя старше других, молодых, ныряльщиков…

 С Андрэ Лабаном беседовала Елена Гореликова, редактор журнала "Подводное обозрение", во время фестиваля "Серебряная акула", Киев, 2004 г.


Б И О Г Р А Ф И Я

Андрэ Лабан

     Андрэ Лабан родился в 1928 году. Он утверждает, что фамилия Лабан имеет украинские корни: редки Андрэ родом из Львова. И хотя по образованию он инженер-химик, больше всего Андрэ всю жизнь манило море. И однажды судьба свела его с Жаком-Ивом Кусто.
      В 1955 году Жак-Ив Кусто назначил 27-летнего Андрэ Лабана начальником одного из управлений Французского центра подводных исследований в Марселе. Там приступили к разработке «Ныряющего блюдца» - мини-субмарины, предназначенной для погружения на большую глубину и на более длительное время, чем возможно для подводников. Через 4 года проект был успешно завершен.
      Андрэ Лабан проработал вместе с Жаком-Ивом Кусто более 20 лет и совершил около 4000 подводных погружений. Исполняя во многих экспедициях команды Кусто обязанности фотографа и кинооператора, Лабан изготавливал подводные боксы для различных камер, специальные осветительные приборы, участвовал в конструировании подводных аппаратов, принимал участие в съемках таких фильмов, как «Мир безмолвия» и «Подводная одиссея команды Кусто». В 1965 г. руководил экспериментом «Преконтинент-3» у побережья Монако, во время которого акванавты жили и работали в течение 20 суток на глубине 100 м. 
       Профессиональный художник и музыкант сегодня Андрэ Лабан знаменит благодаря уникальной «подводной живописи», а также авторским игровым фильмам, в которых актеры играют на музыкальных инструментах под водой на задержке дыхания. Свою первую картину под водой Андрэ Лабан написал в 1962 г., положив начало новому направлению в живописи.



Лабан
Изготовление сайта Инфо-Марк